Leo Slemmet

Лео Слеметт, шамоньяр в Сибири: «Каждый день катания — это подарок!».

Анна Ханкевич: Мое знакомство с Лео произошло во время соревнований FWQ, каких именно, я уже и не помню… Немного ближе мы узнали друг друга во время поездки в Ясну. Тогда мы оба были на подиуме и закатили праздничный ужин по-словацки, заказав фирменное блюдо — килограмм мяса. За неравной борьбой с ужином разговорились. Лео сказал, что мечтает посетить Россию. Конечно, его интересовали Камчатка и Красная Поляна, но я рассказала о Сибири и возможности открыть сезон в ноябре с видом на Байкал.

К «СЛАВНОМУ МОРЮ»

Несколько месяцев спустя, в ноябре, встречаю Лео в аэропорту Иркутска. Он уже погулял день по Москве и легко узнаваем в толпе прибывших по шапке-ушанке. В компании Андрея Британишского и двоих друзей мы отправляемся на закупки продуктов, ведь жить нам неделю. В еде Лео неприхотлив: с удовольствием пробовал все, что ему предлагали в течение недели, вот разве что от халвы отказался.

Грузимся и отправляемся в путь. Часа три дороги, и первая половина – пока не выехали на берег Байкала – ничем не примечательна. Мои спутники моментально засыпают. После перевала открывается вид на «славное море». Мы выходим на осмотр окрестностей и фотографирование. Непонятные типы местного населения моментально распознают в Лео иностранца и начинают общение. Лео вежлив в ответах и по виду не понимает, чего от него хотят эти люди. Делится своим первым впечатлением от русских: все хмурые, закрытые и зачастую грубые. В Москве на него наскочил один мужчина и даже не извинился. Но при более близком знакомстве русские открываются и становятся дружелюбнее.

Байкальский сезон в этом году задерживался. Весь октябрь стояла теплая погода, и выпадавший снег сразу таял. В ноябре ситуация немного выправилась, но до настоящего Мамайского паудера было еще далеко. Заброска к нашей базе вроде и непродолжительная, всего около 10 км с небольшим набором высоты. Но после бессонной ночи в самолете и долгой дороги на машине этот заход в ущелье с рюкзаком за плечами (а то и с двумя) обычно дается тяжело. Лео справился с задачей достойно. Как и в дальнейшем. Всегда был готов сменить меня на тропежке целины.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ: СПАСРАБОТЫ

Наутро нашему взору открылась вся печальная картина окрестных цирков, абсолютно выдутых недавним ураганом. Последние остатки снега перемело с полей в кулуары. Но мы выходим в ближайший северный цирк. С наименованиями географических объектов у местных полнейшая неразбериха, практически все места обладают двумя названиями – иркутскими и бурятскими, что связано с историей освоения района.

Уже на подходе я вижу пару сошедших досок на склонах северной экспозиции. Это немного настораживает, но мы собираемся кататься в далеком озерном цирке с другой экспозицией.

Мы уже были на гребне, разделяющем Северный и Озерный цирки, когда по рации услышали шокирующую новость: сошла лавина, нужна помощь. Тут нужно сделать необходимую ремарку: сейчас Мамай стал популярен, и здесь одновременно может находиться несколько групп. Люди между собой не всегда знакомы, но все на одной частоте связи по рации – так и узнаются все новости.

Отправив оператора и Тасю по легкому маршруту вниз, сами быстро перемещаемся по гребню к началу того самого цирка, в котором сошла лавина. По пути становятся известны некоторые детали: троих лавиной пронесло по всему кулуару и засыпало на выкате, остальные из группы их нашли и откопали, но у двоих – повреждения. С такими вводными начинаем аккуратно спускаться по кулуару. Надо отметить, что уклон тут настоящий и перепад большой. Естественно, Лео нас делает на спуске минимум вдвое, и к моменту моего подъезда он уже давно стоит рядом с группой пострадавших, раздавая горячий чай из термоса.

Ситуация не критическая, но неприятная. Один из тройки практически не пострадал и сам уже помогает группе. А вот двое других в шоковом состоянии и побиты. Степень повреждений не до конца понятна, так что начинаем обычные действия – успокоить, обогреть, напоить горячим чаем. И тут Лео обращается ко мне с риторическим вопросом: «Аня, а почему ты не вызываешь вертолет?» Приходится объяснять, что в Сибири – хеликоптер нихт!

Один из сильно пострадавших в итоге чувствует себя достаточно хорошо, чтобы с помощью Андрея спуститься самостоятельно, а вот второй жалуется на боль в бедре – и мы решаем его транспортировать. К этому времени подошло уже достаточно много народу, погрузили беднягу на импровизированные носилки и потащили. Лео участвовать в процессе не мог в силу языкового барьера, но активно помогал в протаптывании колеи для носилок и расчистке дороги от многочисленных кустов.

Часам к 7 вечера были внизу. Пострадавшие разместились в избе под присмотром врача, а мы, уставшие, — в нашем доме. Для первого дня впечатлений было достаточно, и после ужина все практически сразу легли спать.

ДОЛГОЖДАННЫЙ СНЕГОПАД

На второй день проснулись, выглянули в окно — а там валит! Вот теперь дедушка Мамай показал свой истинный характер! Наутро было уже полметра, и весь день снегопад не переставал. В таких условиях мы не могли выходить выше зоны леса и прогулялись недалеко от нашего жилища.

Все вымокли практически сразу, маски запотели, и мы уже сильно хотели домой, когда Лео разглядел кочку, вывороченные корни дерева, прикрытые шапкой снега, — и с нее он вылетел и бонкнул по дереву, то есть ударил по нему пятками лыж. Меня всегда удивляло, как райдер может настолько точно рассчитать свою траекторию, чтобы и не врезаться в дерево совсем, но и не пролететь далеко мимо. Но у Лео получилось без труда. Затем была еще пара попыток на камеру, и только потом, окончательно замерзшие, мы вернулись домой.

А дома печка, горячий суп под водочку и долгие вечерние разговоры. Кстати, от водки Лео не отказывался, хотя предпочитает пиво и красное вино. Но в суровых сибирских морозах был вполне удовлетворен и нашим национальным напитком.

БУДУЩИЙ ИНСТРУКТОР

А разговоры были обо всем. Начали, конечно, с обсуждения спас работ. Надо сказать, что Лео не испугала перспектива не быть спасенным на вертолете, и катал он без излишней осторожности. Но при этом для своей будущей жизни все-таки выбрал профессию лыжного инструктора, а не гида.

«У моего отца своя гостиница в Шамони, но я не хочу продолжать его дело, не смогу целый день сидеть в офисе. Месяц назад я закончил обучение на экономиста, начал учиться на инструктора. Уже сдал евротест, теперь предстоит долгий процесс: в лучшем случае на все обучение уйдет три года. Зато потом – хорошо оплачиваемая стабильная работа, да и поменьше риска, чем в работе горным гидом», — пояснил Лео.

Родился он в Шамони. Семья переехала туда 36 лет назад. У Лео есть два старших брата, которые тоже катаются на лыжах, но не профессионально. Да и как не кататься, когда живешь в горах. Вся семья очень спортивная, из фейсбука я узнала, что они бежали 23-километровую гонку Mont-Blanc cross втроем – Лео, брат и отец.

Кататься же он начал в три года – родители поставили на лыжи. Но в специальной секции не занимался, хватало уроков физкультуры. До 12 лет Лео исправно катал по трассам, но при каждом удобном случае удирал подальше, чтобы покрутить бекфлипы с кочек и порезвиться вне трасс. Так что неудивительно, что он пришел во фрискиинг – теперь это для него основное направление в горных лыжах. Пару лет выступал в соревнованиях по фристайлу, потом стал участвовать и во фрирайде.

«Конечно, я не против заехать в парк и поджиббить. И вообще, мне интересны все разновидности горных лыж. Я люблю фрирайд и фристайл, стипскиинг и ски-тур мне тоже нравятся! Ведь мне ещё многое надо освоить».

КТО УМЕЕТ ЖДАТЬ

На третий день, как и полагается после хорошего снегопада, включили настоящий мороз. Когда мы проснулись температура за бортом была не выше –25. Зато светило яркое солнце, и все отправились на наиболее безопасный на тот момент Мясной или Лесной пупырь. Затропили в содружестве с другими группами быстро, и нашему взору открылась великолепная панорама хребта Хамар-Дабан и Байкала. Мы на правах снимающихся расписали первыми следами склон со свежей целиной, забыв про камеры. Но потом поднялись еще раз, и уже запечатлели пару паудер-тернов для потомков.

Как и любой лыжник-профессионал, Лео всегда понимает цену хорошего кадра и готов выжидать долго, пока Андрей пытался выбрать ракурс. В итоге фотографу пришлось в крайне неустойчивом положении висеть над обрывом в кустах, а Лео долго ждал и отметил, что не любит выжидать перед большим и опасным дропом, так как все тело остывает и вероятность получить травму больше. Но когда Андрей попросил еще минут 5 на смену точки съемки, то Лео абсолютно спокойно и выдержано согласился, что было совсем не похоже на него во время соревнований.

Разница между райдером соревнующимся и райдером катающимся огромная, я лишний раз в этом убедилась. И Лео открылся мне с неожиданной стороны – человека, который может просто наслаждаться моментом, обозревая восхитительные пейзажи.

Продолжили день одним спуском на «обратку» Мясного. И закончили проездом левой линии уже практически в темноте. А вечером я начала разговор про соревнования.

FREERIDE WORLD TOUR

Лео начал соревноваться с юношеского чемпионата Freeride Juniоr Тоur в сезоне 2010-11. На следующий год он уже выступал во взрослом Freeride World Qualifier и был третьим в рейтинге. Как раз в тот год он показал один из наиболее сумасшедших своих проездов, прыгнув огромный бекфлип в духе Себа Мишо на двухзвездных стартах.

В сезоне 2012-13 он первый раз участвовал в основном туре. Тогда результаты были не очень, и он вернулся в квалификационный тур, который в прошлом году выиграл с большим отрывом.

Теперь предстоит сезон в основном туре, и Лео в предвкушении. (На первых стартах в Шамони в этом году он стал 7-м — прим. автора)

- Какая у тебя мечта в соревновательной карьере?

- Моя цель — проехать стену Вербье, и проехать ее именно во время финала. Я не пробовал тот маршрут, но хочу прокатиться там обязательно в рамках состязаний. Во время стартов ты едешь совсем по-другому, не как в обычной жизни. Нельзя остановиться и посмотреть склон, надо ехать быстро, агрессивно и ровно, плавно. И именно так я и хочу проехать стену Бек де Рос.

- А как ты борешься с предстартовым волнением? (Надо отметить, что Лео очень волнуется. То есть волнуются все райдеры, но некоторые умеют контролировать себя. Я сама так и не научилась, и насколько я замечала нашего героя — он тоже выглядит крайне напряженным, особенна во время объявления результатов.)

- Я соревнуюсь с музыкой, это помогает умерять предстартовое волнение. Только делаю звук меньше и еду с наушником в одном ухе.

- Что же звучит в твоих наушниках?

- Рок-н-ролл! На самом деле мне нравится разная музыка, но она должна заряжать энергией.

- А что важнее для тебя: соревнования или съемки?

- Ну если бы ты мне предложила сезон съемок в России — Сибирь, Поляна, Камчатка — то я бы еще подумал. Но вообще соревнования очень важны для меня. Сейчас в Европе практически невозможно стать спонсируемым райдером, если ты не соревнуешься.

- А как у тебя со спонсорами?

- В этом году я сменил лыжного спонсора и сейчас катаюсь на Blizzard. Также меня поддерживают The North Face, Julbo, Tecnica. Еще я вхожу в команду атлетов Шамони, это около 20 человек из разных видов спорта. Бюджет совсем небольшой, но в этом случае важны не деньги, а статус. С этого года я являюсь амбассадором Epic TV и буду снимать для них видео. После сибирского путешествия отдаю им весь материал, они смонтируют ролик и опубликуют. (Ролик уже сделан, его можно посмотреть на сайте www.epictv.com — прим. автора) Всего планируется 3 эпизода за сезон.

В прошлом году я участвовал в нескольких сериях Chamlines вместе с Орельеном Дюкро. (www.zapiks.fr/pro/champlines). Хотите, покажу вам свой профайл за прошлый год?

Мы с радостью соглашаемся. Ролик запоминающийся, черно-белый, но с яркими желтыми прорисовками. «Это была моя идея — сделать видео монохромным, но добавить ярких деталей. А монтировал мой друг», — поясняет Лео.

БЭКФЛИП ЗА СЕКУНДУ ДО ВЫЛЕТА

Поскольку прогноз на следующий день хороший, расходимся спать. Ночуем мы на втором этаже нашего дома-купола, просто на полу в спальниках. У Лео отменный сон, он сразу засыпает и крепко спит до утра, несмотря на отсутствие комфортных условий. Когда я уже после поездки поинтересовалась, не тяжело ли было ему, он ответил, что знал, куда едет. Он был готов к сложным бытовым условиям и в Сибирь приехал не для того, чтобы жить в отеле Club Med.

Наутро теплее, пока еще ясно, но чувствуется приближение очередного снежного шторма. Видимость обещают только в первой половине дня, и мы выходим в Бурятский цирк. Заход достаточно продолжительный, и нам приходится тропить, после снегопада сюда еще никто не ходил. Мы с Лео сменяем друг друга, уже сказывается усталость нескольких дней.

Но восточный склон интересный, с разными вариантами проезда. Лео выбирает самый большой дроп и собирается с него прыгнуть бекфлип. Я высказываю сомнение, поскольку стартовая зона очень резко идет вверх. Но он отвечает, что примет решение по ходу, ему достаточно секунды для этого. Точнее, надо в предыдущей дуге увидеть отрыв — и он может сразу решить: прыгать прямо или крутить трюк.

В итоге Лео начинает свой проезд с большого прыжка через кусты, и потом делает бэк. Но немного перекручивает его и уезжает нечисто. Проблема была в том, что он не переключил один ботинок в режим катания и заметил это только после первого поворота.

Поскольку видимость стала уже не идеальной, мы решаем вернуться вниз и сосредоточиться на съемках со светом. Задача и так не из простых, а при Мамайской влажности вообще переходит в разряд волшебства.

Лео готовит долгий подъезд через кусты и деревья к одному пню, на котором как ствол пушки лежит сушина. На ней шапка снега, приземление неплохое, главное – доехать слаломную разгонную дорожку. Ну а дальнейшая проблема в согласованности действий райдера и фотографа, ведь днем можно сделать серию кадров и выбрать лучшее положение лыжника, а при съемках со светом Андрей должен угадать, когда Лео возьмет греб, и нажать на кнопку за миллисекунду до этого, ведь вспышка срабатывает только один раз.У них получается с первого раза. К сожалению, на приземлении Лео немного травмирует плечо. После падения он спокойно обращается ко мне с просьбой помочь ему вставить привычный вывих, дернув его за руку.

«Мне пора сделать операцию, но не хочется прерывать соревновательный сезон. Сделаю летом, после FWT».

Но съемки заканчиваем, возвращаемся домой и ужинаем.

МЕЧТЫ

Интересуюсь, а о чем мечтает молодой райдер?

- У меня есть мечта — я хотел бы обкатать все линии северной стены Эгюий-дю-Миди, мне нравится техничное катание. Я уже сделал несколько кулуаров, но, например, Мэллори еще не проехал. На самом деле главная проблема — это найти напарника. Гиды слишком гордые, и они работают, у них мало времени. А ты же должен доверять партнеру, ведь он держит твою жизнь в своих руках. У меня есть друзья, с которыми мне приятно кататься в целине, но для сложных линий компаньона я пока не нашел.

- На самом деле, независимо от уровня, сложно найти подходящего партнера для катания и путешествий.

- У меня есть друг, Джордан – он отлично катается, но не понимает, зачем, например, приезжать в Сибирь. Он считает, что живет в лучшей долине в мире — и этого достаточно. А мне интересно путешествовать, открывать разные новые места.

И конечно, Лео в этом плане нестандартный лыжник: в двадцать лет очень немногие европейцы задумываются о ски-туре в Прибайкалье.

БАНЯ

После ужина мы собираемся в баню. Лео немного насторожено воспринимает эту идею, приходится объяснять ему, что это самый правильный вариант помыться в условиях сибирских морозов.

Пока баня топится, заходим к гостеприимным соседям — иркутянам, которые сами себя называют пингвинами. Понятное дело, что посиделки отнюдь не безалкогольные. Разговоры обо всем на сложной смеси русского, английского, французского — в общем шуме и разноголосице, под аккомпанемент гитары.

Но вот и баня готова. Натопили знатно, и после такой парилки Лео без особых уговоров ныряет в снег, хотя когда мы до бани рассказывали ему про эту традицию, он уверял, что делать такого не будет. Баня нашему герою понравилась, а отдельно он отметил копченого омуля, который подавался к пиву.

Уже за полночь возвращаемся домой и валимся спать.

КУМИРЫ

Наутро настроение не совсем боевое, сказываются накопившаяся усталость и баня. Лео также немного жалуется на плечо, вчерашняя травма дает о себе знать. Мы выходим в направлении Кедрового пупыря, валит снег, и низкая облачность придает пейзажам мистический вид.

Когда поднимались по лесу, нас немало удивило, что Лео наваливался всем телом на сухие деревья и валил стволы. А потом пришло понимание: он так делал потому, что это не европейский заповедник, тут все можно.

Выше зоны леса видимость совсем плохая, и мы едем лесной кулуар, забитый отличным свежим снегом. Возможно, это был один их самых впечатляющий спусков за поездку! Правда, кулуар привел нас в некоторое отдаление от тропы — пришлось выгребать на выходе по плоскому, но все равно все остались довольны.

Катание у нашего героя техничное и стильное, мне хочется кататься, как он. Интересуюсь: а на кого хочется быть похожим ему самому? Когда я задавала нашим предыдущим участникам аналогичный вопрос, то неизменно слышала в ответ: Кандид Товекс. Спрашиваю у Лео, кто же лучший лыжник на его взгляд?

- Конечно, Кандид: Это король фрискиинга! Он великолепен! Сейчас он меньше снимается, но его go-pro ролик в прошлом году собрал миллион просмотров! Это единственный лыжный ролик, который посмотрело столько народу! И некоторые мои друзья, которые видели его новое видео во время лыжного фестиваля, сказали, что это опять что-то невообразимое. (Второй ролик Кандида собрал более 12 миллионов просмотров! — прим. автора)

Том Уоллиш – хороший образец во фристайле, Ришар Пермин – отличный лыжник и единственный спонсируемый Ред Буллом райдер во Франции, Кевин Гури – сильный лыжник.

Ну а если говорить об образце в профессиональном плане, то мне очень нравится Орельен Дюкро – он прекрасно управляет своей карьерой, имеет хорошее спонсорство и отлично работает с партнерами. Также он грамотно распределяет ресурсы между различными своими увлечениями.

У нас заключительный вечер. Собираемся вниз. Спрашиваю, хочется ли Лео домой? Он отвечает, что недели, наверное, достаточно, он соскучился по семье, но, с другой стороны, обидно уезжать в такой сильный снегопад.

«Главное впечатление от поездки – было очень дико и очень холодно! Я рад, что узнал русских не только в городе, где они очень закрыты, но и познакомился с ними в горах – там почувствовал, что нас объединяет общая любовь к природе и катанию.

Мамай — замечательное место для фрирайда. В регионе много возможностей для катания, ведь все пики и цирки располагаются недалеко от избушек. Эта поездка запомнится мне надолго.

А всем местным любителям фрирайда я желаю снега и побольше безопасности в горах, и чтобы не случалось несчастных случаев в этой долине!»

Leo Slemett (The North Face, Blizzard, Тесniса, Epic TV, Julbo, Chamonix)
Анна Ханкевич (Columbia, Volkl, Marker, Uvex)
фото: Андрей Британишский (Armada, Dragon,www.andreybritanishskiy.com)