Обучение в школе гидов продолжается.

В апреле-мае 2017 года прошло два образовательных модуля Российской Школы Горных Гидов: CAA level1 и скитур 1. На них я выступала в новом для себя качестве — в виде ассистента канадских преподавателей. Взгляд на обучение «по другую сторону баррикад» ниже

К сожалению, уже три года прошло с проведения предыдущего лавинного модуля, и за эти годы накопилось немало желающих попасть на курс, не смотря на его высокую стоимость.

Лишь 16 человек могли принять участие в CAA level1.

Пять мест были отданы для участников нового альп.набора (к слову, все они продолжают обучение и по лыжному направлению и будущем имеют шансы стать горными гидами). Соответственно мест для новых лыжных гидов было совсем немного.

Конечно, уровень нового набора оказался очень высоким. В составе группы были два снежных барса, два золотых ледоруба, три действующих сотрудника лавинных служб.

Многие участники уже приехали с солидным багажом навыков и умений и канадцы не раз отмечали высокую подготовленность кандидатов. А если принять во внимание крайне высокую мотивированнность всех участников, то понятно, что результаты в целом очень высокие.

Преподавали в этом году два канадца: давно знакомый нам Марк Пише, технический директор ACMG и куратор нашей Российской школы, а также Кристоф с непроизносимой фамилией Dietzfelbinger, представитель Canadian Avalanche Association.

По этому поводу в фейсбуке разгорелись жаркие дебаты на тему: «а почему в Российской школе преподают канадцы». Мне бы хотелось привести одну цитату Довлатова: «Как-то разговорились с Панаевой о антисемитизме, я и сказал: — Руководящие посты в России должны занимать русские люди. — Дорогой мой, это и есть антисемитизм. Руководящие посты должны занимать ДОСТОЙНЫЕ люди».

На мой взгляд, она достаточно хорошо отражает существующую ситуацию. Пока в России я не встречала такого уровня преподавателей, а поскольку Школа стремится к высоким стардартам, то и преподавать должны достойные люди. Как только российские кадры будут подготовлены до необходимого уровня, то все будут рады доверить им процесс обучения.

Ассистировали на лавинном модуле Сергей Фурсов и я. На скитурном модуле Сергей преподавал уже самостоятельно (это было связано с необходимостью разделения всех на три группы), а в качестве ассистента присоединился Саша Краснов.

Погода и снежные условия как нельзя кстати подходили нашим задачам. Был и мощный снегопад, были и солнечные дни.

Наблюдался большой цикл схода лавин, что очень полезно. Кристоф несколько раз рамечал, что это был один из самых интересных за его практику лавинных курсов с большим наглядным материалом-)

Программа лавинного модуля насыщена большим объемом информации. Каждый день у нас была утренняя лекция, потом выход «в поля» и после возвращения еще одно занятие.

Моя задача состояла в переводе всего, что говорили канадцы — ведь далеко не все участники хорошо владеют английским.

Задача непростая, но интересная, ведь мне приходилось внимать во все темы и параллельно я существенно освежила свои воспоминания на лавинные темы. Но, конечно, до самостоятельного преподавания материала мне еще как до неба…

Для успешного прохождения модуля необходимо набрать не менее 71 балла и успешно сдать три зачета: снежный шурф, спасработы в лавине, письменный экзамен. Практически все справились с задачей, а у пятерки лидеров суммарный балл выше 90.

Кстати, тут у канадцев более деликатый подход — они никогда не оглашают оценки всем сразу, только каждому отдельно его личные результаты.

В целом я заметила более мягкие критерии оценки курсантов со стороны канадцев. Пару раз высказывала сомнение в результатах, однако Марк мягко ответил, что если следовать моим требованиям, то никто не станет гидом. А в конце курса, когда необходимо было заполнять письменные отзывы для участников, в качестве образца он с намеком дал мое собственное резюме, полученное мною несколько лет назад после лавинного и скитурного модуля. Перечитала я о себе и призадумалась — как меня вообще допустили дальше с таким то отзывом-)

У меня сложилось впечатление, что курс в целом был посилен большинству, да и программа показалась более щадящей, чем было у меня в памяти после своего обучения. Мы успевали закончить все занятия до ужина и после 19-00 у нас уже не было лекций, участники могли отдыхать.

На скитурном модуле увеличилась интенсивность физической работы, наши ежедневные скитурные выходы предполагали движение на рельефе в течение всего дня.

Зато снизилась лекционная часть, в рамках этого модуля были проведены три занятия по навигации, лекции по карнизам, снежным убежищам, профессионализму, заботе о клиентах, и полуфилософская тема от Кристофа, которую мне перевести было непросто: «Situational awareness».

Приятным бонусом для участников являлось то, что границы модуля скитур1 были несколько расширены, ведь в это время года необходимо выходить в зону ледников, а это выходит за рамки базового курса.

Поэтому были на базовом уровне были проведены занятия по передвижению по ледникам и спасению из трещины, которые обычно входят в программу скитура 2. Таким образом, на продолжении обучения ребята будут уже более подготовлены.

Дальнейшая программа курсантов состоит в прохождении модуля «Альпинистские навыки для лыжных гидов», который пройдет ближайшей осенью, а весной 2018 планируется проведение модуля скитур2.

После этого модуля особо отличившимся будет предложено немедленное прохождение экзамена на гида-аспиранта. Таким образом, у ребят есть шанс закончить программу за 2 года (у меня это заняло вдвое больше времени)!